27.01.20 Юрий Башмет открыл свой первый московский фестиваль

В Концертном зале имени Чайковского открылся первый московский фестиваль Юрия Башмета в день рождения знаменитого альтиста.

Почему первый? Ведь у Башмета на взлете было около полутора десятков фестивалей по всей России и Европе, да и сейчас немало, а флагманским остается Зимний фестиваль искусств в Сочи? А в Москве — первый? Даже сам Башмет, давно живущий в Москве, не знает ответа на этот вопрос.

«Идея провести фестиваль в родной Москве мне раньше как-то не приходила в голову. Эти постановки и концерты знает вся страна, по крайней мере, в тех городах, мне проходят мои фестивали. А в Москве у меня нет своей площадки, и я показываю что-то в разное время или не показываю. В Сочи все сконцентрировано вокруг "Зимнего театра", а в Москве будет на разных площадках. Мне очень понравилось, что мэр мгновенно поддержал мою идею».

Фестиваль представительный, и заметный даже в рамках бурлящей Москвы. А вот открытие решили засекретить, и программа концерта открытия оставалась неизвестной вплоть до начала концерта. Этот ход оказался скорее выигрышным, - слушатели все равно пришли, и получили максимально выверенную программу. Если они, конечно, понимали, что такое Юрий Башмет.

Концерт открытия был назван «Арт-манифестом Юрия Башмета», и что это такое, не смог пояснить на пресс-конференции даже сам Башмет. Но на концерте кое-что прояснилось, благодаря видео-нарезке из высказываний Башмета. Он имел в виду карьеру музыканта, где легко построить карьеру на закреплении характерных черт в исполнительском мастерстве, но гораздо сложнее играть традиционную музыку, как и все, но по-своему. Прозвучало немало пафосных слов о важности академической традиции, и о том, что это традиционная культура России.

Концерт открылся «Фанфарами» из цикла «Озарения» Бенджамина Бриттена с солирующим вокалом Максима Пастера с балкона зала Чайковского, и сразу стало понятно, что речь пойдет не только о значимости академической традиции вообще, а скорее о The Best для Башмета в частности. Крайне органично программа продолжилась Малером - «Я потерян для мира!» из цикла песен на слова Ф. Рюккерта с меццо Дарьей Телятниковой. Тут уже все встало на свои места. Точно The Best, но какой же странный!

Башмет собрал в программе именно то, что любят играть музыканты, но не всегда воспринимает публика. Изысканно красивую, но невероятно трагическую музыку. Сконцентрированно трагическую. Тут всегда есть где развернуться солисту, показать штрихи или блеснуть драматическим верхним регистром, - музыканты это обожают, - но никакой надежды или отблеска её для слушателя. Концептуально.

Эх, ну как давно со сцены КЗЧ не звучала камерная симфония Эдварда Мирзояна для струнных и литавр, а «Солисты Москвы» буквально с упоением разыграли ее. А ведь была невероятно популярной симфонией, и не только потому, что Мирзоян возглавлял Союз композиторов Армении… Пусть даже фрагмент. Хорош был трубач Сергей Накаряков в псалме Давида для трубы, фортепиано и струнных Ури Бреннера, - в меру флегматичен и крайне техничен.

Надо сказать, что открытие фестиваля делали режиссерским. На заднем плане — гигантская видеопроекция, на переднем (вместе снятых кресел партера) — площадка для солистов. Тут елозили изогнутые спины зеркал, отражавшие зрителей в зале и как бы перемещавшие их на сцену, ради ощущения соприсутствия, - режиссер Виктор Крамер, работавший ранее над спектаклем «Не покидаю мою планету».

Центром открытия стал номер «Лебедь» Сен-Санса с участием примы Большого Екатерины Шипулиной, который Башмет давно собирался сделать для Майи Плисецкой, но не успел. И вот сделал. Да, это было феерически. Эффектно прозвучали и фрагмент финала камерной симфонии Свиридова, и две песни Бриттона из цикла «Озарение» того же Бриттена с Максимом Пастером.

Но музыкальными кульминациями стали все-таки инструменталисты. Сначала ученик Башмета виолончелист Александр Бузлов невероятно утонченно сыграл «Покрова Святой Богородицы» неоклассика Джона Тавенера, православного рыцаря Британской империи, лауреата премии Grammy. Даже не вспомнить, когда это в последний раз игралось в Москве. Но насколько же тонко, изящно, роскошно это прозвучало… Бузлов невероятно эволюционирует, он стал тончайшим и умнейшим интерпретатором сложной музыки, а Тавенер относится к этому сонму, несомненно.

После антракта концерт открытия первого фестиваля Башмета в Москве закономерно завершился исполнением «Стикса» Гия Канчели. Мало сказать, что это написано под Башмета, на заказ. Это еще грандиозно написано! С феерическими партиями хора, которые пели вокалисты Государственной капеллы имени Юрлова. Ну и «Новая Россия» с дирижером Александром Сладковским не подкачала.

Нет сомнений, что это лучшее из позднего Канчели. Невероятный динамический диапазон. Вот-вот музыка в порыве обратится в белый шум, но она легко стихает ради робкого штриха альта или скромного перебирания силлабических квинт в грузинском стиле. У солирующего альта тут гигантское количество обертонов и эффектных шуршаний. Завершается «Стикс» трением об струны и оркестровым крещендо. И солирующий Башмет был тут великолепен.

Фестиваль Башмета в Москве стартовал. Он проходит на разных площадках, тут сложно набрать особую фестивальную атмосферу, в отличие от Сочи или Ярославля, но действо началось. Будем следить за ним. 

 
 
 
 

eventenergy представляет:

Бармен шоу.